СМИ о нас

История успеха – интервью основателя сети Стардог!s Сергея Шихарева (24.09.2009)

21.08.2016

ШИХАРЕВЛИХАЧЕВА: 9.07 в столице. Доброе утро на «Финам FM»! Меня зовут Елена Лихачева. Здравствуйте!

"Кризисы, через которые я прошел, – говорит наш сегодняшний гость, – изменили меня. Я перестроил свои подходы к управлению, к работе, к личной эффективности и к эффективности в компании. Я понял, что мне интересно, а что нет. Когда через несколько лет приходится формулировать выводы, по которым перестроил жизнь после кризисов, они могут оказаться парадоксальными". Сегодня обязательно поспрашиваю нашего сегодняшнего гостя, сформулировал ли он уже выводы, которые можно сформулировать после нынешнего кризиса, или пока еще не приступал к этой формулировке. Конечно, не только об этом мы сегодня будем говорить с нашим сегодняшним гостем, основателем и владельцем известного в Москве, и теперь уже не только в Москве, бренда «Стардог!s». Доброе утро, Сергей.

ШИХАРЕВ: Доброе утро, Елена.

ЛИХАЧЕВА: Сначала рубрика «Статус».

СТАТУС: Сергей Шихарев. Председатель сети директоров сети фастфудов «Маркон».

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ: Окончил Физтех и аспирантуру Академии наук СССР. До 89-го года работал в Институте высоких температур. В 90-м с партнерами Сергей открыл компанию «Маркон», которая в те годы занималась организацией продажи розничной электроники, а к началу 92-го переключилась на продукты. Сергей занимался сначала мясом, а потом увидел нишу – фастфуд.

Будучи в Дании в командировке, увидел пример автокиосков, которые понравились ему. Заключил контракт с датской фирмой «Steff Houlberg» и запустил первые три киоска под маркой «Стефф» в Москве. К середине 1999 года сеть расширилась до 100 киосков и была переименована в «Стоп Топ». С 2004 года киоски стали называться «Стардог!s».

Будучи в Дании в командировке, увидел пример автокиосков, которые понравились ему. Заключил контракт с датской фирмой «Steff Houlberg» и запустил в Москве первые три киоска под маркой «Стефф».

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Спасибо, что вы к нам сегодня пришли. Сергей, вообще знаете, как говорят 20-летние нынешние, большой респект за бренд, потому что мне кажется, это один из самых, действительно, успешных, сделанных с нуля здесь, в России брендов, которые работают до сих пор, и это всем видно.

ШИХАРЕВ: Спасибо.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо, что вы к нам сегодня пришли. У меня вот такой вопрос. Прежде, чем мы начнем формулировать выводы после этого кризиса, мне бы хотелось сначала разобраться с понятиями. Вы считаете, что мы уже после кризиса, или мы в самом кризисе? Вот этот момент для меня важен, это первый момент. А во-вторых, кризис нынешний для вас – это что такое? Я не устаю задавать эти вопросы, потому что ваше мнение мне хочется очень услышать. Несмотря на то, что уже очень много разговоров на эту тему в течение этого года было, и будет, наверное.

ШИХАРЕВ: Мы говорим про... Мы – это что?

ЛИХАЧЕВА: Мы сейчас давайте будем говорить про российский кризис.

ШИХАРЕВ: А, про российский кризис. Да, широко шагнули – от хот-догов к российскому кризису.

ЛИХАЧЕВА: Ничего.

ШИХАРЕВ: Я постараюсь свое частное мнение изложить. На мой взгляд, говорить о том, в какой стадии кризиса сегодня мы находимся, достаточно сложно. Наверное, если говорить про экономику, то в силу того, что она является в основном в России экспортно-ориентированной, нефтяной и газовой, а спрос, металлы в том числе, спрос на эти продукты не таков уж и высок на сегодняшний день, хотя цены высокие. Короче, кризис мировой – это для современных государств, они с ним борются, а мы находимся в конце очереди, и больше покупают – больше цены, больше бюджет. Меньше покупают – меньше цены, меньше бюджет.

ЛИХАЧЕВА: Вы сейчас так сказали это – кризис для современных государств. А мы вроде как даже и не современное?

ШИХАРЕВ: Мы стремимся быть современным государством...

ЛИХАЧЕВА: То есть, мы на пути пока?

ШИХАРЕВ: ...У нас есть большие, достаточно заметные участки современного типа. Но еще многое не соответствует, по моему понятию, современности. Так вот, в экономике, на мой взгляд, для того, чтобы она боролась с кризисом, не хватает внутренних источников. На мой взгляд – мой взгляд не самый продвинутый наверняка в макроэкономике.

ЛИХАЧЕВА: Не кокетничайте, ну.

ШИХАРЕВ: Если посмотреть... Я стараюсь не кокетничать. Если посмотреть с моей колокольни, то чего нам не хватает – нам не хватает условий для развития местного бизнеса. Потому что экономика – это что такое? Это рабочие места. Кто рабочие места создает, тот и берет на себя определенные риски по реализации каких-то своих планов и идей. И в каждом обществе есть до 15% людей, которые готовы на себя брать риски. У нас, на сегодняшнем этапе, их, по-моему, стало гораздо меньше, чем было, этот процент уменьшился по сравнению с тем, что было в конце 90-х – начале 2000-х. А именно...

ЛИХАЧЕВА: Руки опустились? Или что?

ШИХАРЕВ: Похоже, условия ведения бизнеса усложнились, с одной стороны. С другой стороны, появились у людей представления о том, что государство в экономике – это важнее, и быть в компании, которая работает в бизнесе, являясь частично государственной, более выгодно, чем основывать свой бизнес, брать на себя все риски сопутствующие...

ЛИХАЧЕВА: Может быть, даже не столько выгодно, сколько безопасно, стабильно и как-то так спокойней?

ШИХАРЕВ: Соглашусь, да. В результате мы имеем то, что имеем, и то, как мы будем выходить из кризиса – на мой взгляд, это в первую очередь то, как будет восстанавливаться атмосфера в положительную сторону для людей, желающих брать на себя личные риски по созданию новых рабочих мест. В конце концов, по созданию новых рабочих мест. Одна из большущих проблем, которую мы сейчас наблюдаем – это постепенно увеличение безработицы. Возможно, в Москве это не так очевидно, но в регионах это...

ЛИХАЧЕВА: Да, это очевидно, действительно.

ШИХАРЕВ: ...Это заметно. Я, может быть, не так часто езжу по регионам, но у меня есть близкие, живущие там, и знакомые, и так далее.

ЛИХАЧЕВА: Подождите, а от кого зависит, будет ли создаваться атмосфера для тех самых небольшого, действительно, количества людей, которые способны взять на себя риски? Опять получается, кто-то должен прийти и создать атмосферу. А люди, которые, вроде как, способны рисковать, оценят ситуацию: «Так, хорошо. Мне принесли, положили, значит, опять на лопате, теперь я готов рискнуть». Тоже какая-то несуразица, прямо противоречим друг другу. Нет?

ШИХАРЕВ: Это как проблема курицы и яйца...

ЛИХАЧЕВА: Да, вот, кстати!

ШИХАРЕВ: ...Что первично. На самом деле, логика мало чем помогает в этой ситуации. Страна переходит достаточно долго к современным формам управления и хозяйствования...

ЛИХАЧЕВА: Подождите.

ШИХАРЕВ: ...Как в политической системе, так и в экономике...

ЛИХАЧЕВА: Вот вы второй раз употребляете это «современная форма государства». Что это, в вашем представлении, ключевые отличия современного государства, современной структуры государства, от несовременной, от отсталой, скажем так? Или ладно, не будем говорить, просто несовременной?

ШИХАРЕВ: Здесь слово «современный» применяется, в первую очередь, к человеку. Далее, соответственно, к современному либо не современному способу социальной организации общества. И, соответственно, государство, обслуживающее это общество, либо современно устроенное в социальном виде общество и государство соответствующее. Если оно не современное, то и государство не соответствующее. То есть, ключевой параметр, на мой взгляд, это количество людей во властной элите, которые воспринимают окружающую действительность как зависящую от их непосредственных поступков. Если же они считают, что окружающая действительность – это следствие того, что кто-то мне создал определенные условия, а я всего лишь на всего в них нахожусь – то эта, собственно, элита не современная.

Коррелирующие факторы в современном обществе – люди, социальная система построена на том, что есть прозрачность максимальная, есть рынки конкурентные, причем конкурентные созидающие. Потому что могут быть рынки... Есть конкуренция разрушающая.

ЛИХАЧЕВА: Ну, да, съедающие сами себя, да.

ШИХАРЕВ: Да. И на таких рынках действующие лица, организации ищут, то есть, разрешают конфликты в основном посредством нахождения разумных компромиссов, которые дают положительный результат для обеих сторон. Европа в экономике училась этому долго, в средние века. Мы постигаем эту практику в последние 20 лет.

ЛИХАЧЕВА: Ничего себе, сравнили со средневековой...

ШИХАРЕВ: К сожалению, так. История, если смотреть внимательно, то можно увидеть аналогии. И я учился точным наукам, и поэтому для меня очень важно выбирать систему координат. И очень важно сравнивать яблоко с яблоком, а арбуз с арбузом.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. С аналогиями проблем у вас нет, вы их видите.

ШИХАРЕВ: Да, поэтому, глядя, ища аналогии, нужно, конечно, искать аналогии именно таким образом.

ЛИХАЧЕВА: Есть у вас такое ощущение, что эта ситуация будет переломлена? Правда, ни у одного у вас есть такое чувство, что мы сейчас правда на какой-то развилке – или туда, или в другую сторону, обратно в средневековье, еще куда-нибудь поглубже.

ШИХАРЕВ: Я большой оптимист...

ЛИХАЧЕВА: Правда?

ШИХАРЕВ: ...И считаю, что, конечно, вероятность такая есть. Какова она? Достаточно велика. Очень важно, на самом деле, на мой взгляд, то, как та часть общества, наиболее активная часть общества, в первую очередь включающая людей сегодня, принимающих решение во власти, в том числе, отчасти бизнес, но в первую очередь, люди из властной элиты – у меня такое ощущение создается, что они постепенно приходят к пониманию того, что надо продолжать заниматься реформами институтов, без которых очень сложно создавать внутренние очаги этого самого экономического роста на основе активной деятельности небольшой, но, тем не менее, значимой части нашего населения.

ЛИХАЧЕВА: Просто, вероятно, потому, что, наверное, уже приходят к выводу, что самим так будет лучше, безопаснее. И хоть будет что передать детям, не боясь того, что следующие просто отнимут все, собственно.

ШИХАРЕВ: Да. Постольку, поскольку проблема частной собственности, причем это в головах всего населения, насколько она легитимна, остается, то необходимо заниматься... То есть, что защищает частную собственность? Институты. А как бы ни было заговорено все это – институты, институты, институты, делать надо.

ЛИХАЧЕВА: Да.

ШИХАРЕВ: Так вот, чем бы человек ни занимался, в первую очередь его заботит, а что будет с его собственностью. Вот он создаст продукт, он сможет этим владеть, сможет ли защищать, сможет ли передать? И та же самая проблема стоит, на мой взгляд, у властной элиты, которая в первую очередь может позаботиться о реализации этих самых программ не на словах, а на деле. К сожалению, очень много слов последние несколько лет вместо действий. А посему, когда возникают экономические кризисы, которые есть естественное следствие той модели развития, которую мир избрал, никуда они в будущем не денутся. И нам нужно решать вопрос экономики, как я уже пару раз отметил, в поисках внутренних источников роста.

ЛИХАЧЕВА: Вы практически уже начали формулировать выводы, с которых мы начали. Выводы, которые можно сделать во время и после нынешнего кризиса. А мы давайте продолжим эту тему буквально через полторы минуты. Я еще раз напомню и представлю нашего сегодняшнего гостя. У нас сегодня в гостях Сергей Шихарев, основатель и владелец известного бренда «Стардог!s». Это, собственно, всем известная сеть киосков быстрого питания.

ЛИХАЧЕВА: 9 часов 22 минуты в столице. Можно задавать вопросы нашему сегодняшнему гостю – www.finam.fm. У нас сегодня в гостях Сергей Шихарев, который в свое время закончил Физтех, аспирантуру Академии наук СССР, до 89-го года работал в Институте высоких температур. Потом, в начале 90-х, по понятным причинам ушел в бизнес, и теперь по праву может гордиться тем, что, на мой взгляд, создал один из самых узнаваемых российских брендов с нуля. Это бренд «Стардог!s», вы являетесь основателем и владельцем этого бренда, сети киосков быстрого питания. Еще раз спасибо, что вы к нам сегодня пришли.

Мы остановились на выводах, которые вы, вероятнее всего, как человек предусмотрительный, окончивший Физтех и ботаник в свое время (в хорошем смысле этого слова), вероятно, уже начали формулировать. Итак, помимо того, что вы уже сказали, какие вы, может быть, уже сделали выводы по итогам нынешнего кризиса в России? Несмотря на то, что да, такое сложное отношение у вас именно к российскому кризису, но тем не менее.

ШИХАРЕВ: Я могу судить, исходя из того, что демонстрирует наш бизнес, потому что он такая маленькая, на мой взгляд, лакмусовая бумажка, не более чем маленькая. Но, тем не менее, некий индикатор. У нас средний чек – это порядка 100 рублей. Мы, в общем-то, предоставляем, на мой взгляд, весьма доступную ценность для людей, для которых... Одна из ключевых наших аудиторий – это люди, которые ценят время, потому что это время им нужно для решения основных своих приоритетных жизненных задач. На работе побольше сделать, заработать в бизнесе. И поэтому, есть-то надо, чтобы не тратить много времени...

ЛИХАЧЕВА: А вы же придумали этот термин – однорукая еда?

ШИХАРЕВ: Однорукая еда, да.

ЛИХАЧЕВА: В одной руке, не знаю, мобильник, портфель, еще что-нибудь, в другой еда.

ШИХАРЕВ: Да, чтобы не отвлекало сильно от основных задач. Так вот, у нас продажи за первый год кризиса в тех точках, которые простояли больше года, уменьшились в чеках на 15%.

ЛИХАЧЕВА: Немного.

ШИХАРЕВ: Да. Если исходить из того, что творится на рынке, то, что мы можем узнать из открытой прессы и от знакомых, пожалуй, это немного. Но это характеристика того, что уменьшилась активность людей, наиболее активной части людей, занимающихся бизнесом, работающих в успешных компаниях. То есть, это такой показатель. При этом, на мой взгляд, мы многие вещи сделали в течение этого года с точки зрения самоорганизации лучше. Вот, объективно показатели – 15% уменьшение продаж в чеках – это в том числе демонстрация того, что с экономикой творится.

Что будет дальше – это мы в первой части говорили, зависит от того, как наша властная элита будет строить проект будущей России. Есть, на мой взгляд, огромные перспективы выходить из этой ситуации с достоинством, усилившись, приобретя многое, в том числе, и то, что не достроили, не доделали, от чего отказались, есть и другие сценарии. Я – сторонник первого.

ЛИХАЧЕВА: Да, вы уже сказали, что вы оптимист. Скажите, пожалуйста, а ваше личное отношение, как московского предпринимателя, с властными структурами, с московскими властями складываются... Я понимаю, что вы, наверное, не сможете сейчас со мной откровенничать в эфире на эту тему, но вы мне просто ответьте, они складываются драматичным, сложным для вас образом, или вы как-то уже приспособились? Все-таки, вы уже 20 лет практически в бизнесе.

ШИХАРЕВ: Я исходил всегда, наверное, вспоминая себя в прошлом, практически с самого начала из формулы, что сначала ты что-то делаешь, а потом тобой интересуются, в хорошем смысле этого слова.

ЛИХАЧЕВА: Понятно.

ШИХАРЕВ: А не наоборот, сначала ты ищешь связи, а потом на связях пытаешься что-то построить. То есть, это мое такое базовое представление о том, как нужно строить бизнес. И...

ЛИХАЧЕВА: Подождите, я сейчас хочу вас прервать. Знаете, вы до этого говорили: все зависит, в общем-то, от властных структур. Конечно, есть и встречное движение, есть...

ШИХАРЕВ: Не структур, элит властных.

ЛИХАЧЕВА: Элит, да, спасибо, что поправили. Конечно же, это проблема яйца и курицы, но, тем не менее, все все-таки зависит где-то там. Но при этом вы начали в 90-м году, когда вообще никакого движения не было, и ничего, и вы с нуля построили бренд, который сейчас, в Москве, по крайней мере, знают все. То есть, вам не нужны были какие-то преференции, вам не нужны были какие-то особенные условия, и так далее. Я понимаю, что это скорее не благодаря, а вопреки. Может быть, оно так и надо? Может, так и нужно делать настоящий бизнес? Нет?

ШИХАРЕВ: Безусловно. В начале 90-х, вообще в 90-е было такое ощущение, что впереди все возможно. Это ощущение сегодня немножко, как минимум, пеленой покрылось.

ЛИХАЧЕВА: Может быть, вы судите по себе, а, может быть, люди, которым сейчас, не знаю, 20-25 лет, для них по-прежнему впереди радужное будущее какое-то?

ШИХАРЕВ: Я стараюсь быть объективным, хотя не могу быть до конца объективным, субъективизм очень серьезен. Но я сужу по моим сыновьям, которым сегодня 26, 24 года, получившим отличное образование, старший закончил Кембридж, младший в Лондоне экономическое образование, приехали, здесь живут, начинают строить свою жизнь. Я вижу, как у них гораздо меньше возможностей для роста, самореализации, чем было у меня в 90-х годах.

ЛИХАЧЕВА: То есть, правильно я понимаю: умный парень 26 лет сейчас в Москве с Кембриджем имеет меньше возможностей, чем вы с Физтехом – тоже очень хорошим образованием, но, все-таки, это не Кембридж, в 90-м году?

ШИХАРЕВ: С точки зрения устроить... В целом, я бы сказал так, да. Да, я бы сказал, скорее так. Хотя это может выглядеть неоднозначным.

ЛИХАЧЕВА: А вы помните себя в 26 лет? Вы были таким же, как и нынешние ваши сыновья? Может быть, все по-другому?

ШИХАРЕВ: Когда мне было 26 лет, это была середина 80-х, и, в общем, такой застой в самом его расцвете, если...

ЛИХАЧЕВА: Да-да-да, махровый такой.

ШИХАРЕВ: Махровый застой в самом его расцвете. Жизнь у меня моя будущая представлялась мне таким движением по рельсам от остановки А к остановке Б. Я, собственно, в науку-то в свое время и пошел и заинтересовался ею, потому что это та область, в которой можно было быть независимым от тех суровых будней, которыми жила страна. Все-таки, ты уходишь в область размышлений, и тебе за это еще и платят.

ЛИХАЧЕВА: То есть, в какую-то параллельную реальность, лишь бы убежать от реальности, в которой...

ШИХАРЕВ: Не то, что бы это... Аутизмом здесь не особенно пахло, но некая свобода. Свобода принимать собственные решения, от которых ты зависишь. Все-таки, наука дает такую возможность, давала такую возможность в Советском Союзе. А работая на предприятии каком-то государственном...

ЛИХАЧЕВА: Да, конечно.

ШИХАРЕВ: ...Там все гораздо более лимитировано. Так вот, конечно, 26 лет – не совсем корректно. Скорее всего, мне нужно говорить о 30 с копейками, когда появились возможности развития бизнеса. Так вот, в мои 30 с копейками у меня было больше возможностей, чем у них сегодня в 25, в 26. И одной из своих задач я считаю помогать им. И помогать не только им, а делать какие-то конкретные шаги для того, чтобы у молодых людей была, оставалась здесь возможность и желание работать, реализовываться, семьи создавать.

ЛИХАЧЕВА: То есть, все-таки, зависит не столько от, скажем, государственных элит, сколько и от крупных предпринимателей вроде вас тоже, наверное, в достаточно большой степени?

ШИХАРЕВ: Я не скажу, что... Во-первых, я не крупный предприниматель, а во-вторых, зависит и от тех, и от других. Как правило, жизнь гораздо сложнее, чем нам хотелось бы ее упрощенно представить. То есть, конечно, зависит от усилий тех и других, и от того, есть еще и Бог, который, на самом деле, помогает... Я стал встречать статьи, когда серьезные люди, аналитически мыслящие, этот фактор начинают включать. Не забывайте, что есть и Бог, не так все просто. Факторов много, факторов воздействия. И моя позиция – я что-то могу делать, я стараюсь это делать. Я точно знаю, что где-то рядом есть и другие люди, кто делает примерно в ту же сторону, движется.

ЛИХАЧЕВА: Факторы, которые вы обозначили, мне понятны. Спасибо за это ваше высказывание. Мы, к сожалению, сейчас должны прерваться, у нас сейчас будут краткие новости. Я еще раз представлю нашего сегодняшнего гостя. У нас сегодня в гостях основатель и владелец известного в Москве бренда «Стардог!s» Сергей Шихарев. Через три минутки буквально мы вернемся.

(Новости)

ЛИХАЧЕВА: И еще раз доброе утро. В гостях у нас сегодня человек, который сам, с нуля сделал собственный бренд, российский, один из самых известных, я считаю, во всяком случае, в сфере питания. Даже не будем сужать и опускать планку, фастфуда уличного. Вам принадлежит сеть киосков быстрого питания «Стардог!s», которую мы видим практически везде, вот эти хот-доги, у меня такое ощущение, когда узнала, что вы к нам придете, я стала считать, у меня появилось такое чувство, что вы везде просто уже в Москве. Так что бренд, действительно, успешный. Сколько у вас, кстати, сейчас точек? Так, на всякий случай.

ШИХАРЕВ: Всего порядка 350. Это не только Москва, но и Подмосковье, и области средней России.

ЛИХАЧЕВА: Видимо, просто расположены в правильных местах, потому что ощущение, что их как минимум в 10 раз больше. Ну, хорошо, итак. Сергей Шихарев у нас сегодня в гостях, можно задать ему вопросы – www.finam.fm. Расскажите мне, что вы на своем месте – мы так сегодня много говорили, от кого что зависит. Расскажите, что зависит лично от вас? Насколько я понимаю, и, вероятнее всего, я не ошибаюсь, вы – как раз тот самый тип современного человека, который думает, что я что-то могу делать на своем месте. Не ждет какой-то милости от природы, от элит, от государства, от кого бы то ни было, а делает на своем месте. Мы с вами уже говорили о том, что вы создаете рабочие места. Что вы еще на своем месте делаете для того, чтобы ситуация у нас в стране двинулась туда, куда мы хотим, чтобы она двинулась?

ШИХАРЕВ: Во-первых, я стараюсь быть, то есть, учусь, потихонечку меняюсь, развиваюсь с тем, чтобы быть современным человеком. А что касается моей роли в компании, то у любой компании до определенного размера, а мы пока этого размера еще ой-ой как далеко до него, очень важен фактор предприимчивости. И тот, кто в сложных вопросах говорит: «Нужно делать таким образом», и соизмеряет это решение с тем, как он понимает риски, в будущем возникающие. И, собственно, эта задача предпринимателя – как раз он имеет возможность эти риски в большей мере на себя брать, чем обычный менеджмент, например. И эту роль кто-то в компании должен играть, хотя при этом существуют и системы, которые позволяют лучше оценивать риски будущего, когда менеджмент может принимать решения, достаточно сложные, демонстрируя ту самую предприимчивость.

И вторая функция – это как в оркестре, должен быть дирижер, который задает темп. И любая компания, работающая в рынке, должна развиваться. Причем это развития может быть экстенсивным либо интенсивным, в зависимости от состояния рынка и задач, которые компания перед собой ставит, и ее жизненного цикла, в какой части жизненного цикла находится компания.

Так вот, развитие предполагает темп. Организация состоит из больших подразделений, каждое – из большого количества людей. Они должны чувствовать этот темп, и если разбалансированно действуют люди в компании, подразделения в компании, то, собственно, и развитие становится либо малоэффективным, либо не в ту сторону, либо излишне быстрым, что вызывает проблемы в будущем, связанные с экономикой, да и с рынком в том числе. Так что чувство темпа кто-то должен задавать. Как правило, оркестр имеет одного человека, несущего ответственность за темп. Вот эту задачу я, в том числе, в компании стараюсь выполнять.

ЛИХАЧЕВА: А вам не страшно делиться своей ответственностью? Все-таки, на каком-то этапе развития компании, несмотря на то, что вы задаете темп, ритм, стратегию, вектор развития компании, все-таки, какие-то сегменты приходится от себя отпускать. Некоторым предпринимателям это очень страшно сделать. Особенно тем, которые с нуля свою компанию пестовали, все там сами построили. Потом попробуй, отпусти к кому-то.

ШИХАРЕВ: Не страшно. То есть, не только не страшно, а с удовольствием.

ЛИХАЧЕВА: Даже так?

ШИХАРЕВ: Со временем даже стал ощущать, что настолько... А не ленив ли я? Да нет, потом смотришь на себя – да, вроде, нет, чем-то другим занимаешься. Развитие предполагает делегирование обязательно, потому что все, что мы делаем – это мы делаем всегда в коллективах. И чем больше коллектив, тем больше решений каждодневных принимается, тем больше мы имеем возможность конструктивно делать. Поэтому, как ни крути, хочешь расти и развиваться – обязательно делегируй. А дальше делегировать – предполагает, доверяю. Доверие, это мой опыт, и не только мой, доверие возникает не в процессе первого разговора, а в процессе того, как человек выполняет ту или иную работу, как он решает конфликты, возникающие в этой работе. Потому что человека видно тогда, когда он...

ЛИХАЧЕВА: В пограничных ситуациях.

ШИХАРЕВ: В пограничных ситуациях, когда он разрешает, участвует в конфликтах и выходит из них. Собственно, по тому, как это происходит с тем или иным человеком, можно судить, что ему можно доверять. Доверять, безусловно, можно любому. Вопрос объем полномочий, если говорить про компанию, и ответственность, уровень решений, которые человек может принимать. Но доверять можно любому человеку, просто у некоторых потенциал развития высок, и они быстро растут, у других он гораздо меньше. Это, конечно, тоже зависит от чего-то, я даже, думаю, имею представление, от чего это зависит...

ЛИХАЧЕВА: От чего?

ШИХАРЕВ: От многих вещей. Воспитание, это база, а дальше система ценностей. То есть...

ЛИХАЧЕВА: Вот какая должна быть система ценностей для того, чтобы человек развивался просто семимильными шагами?

ШИХАРЕВ: Я думаю, что не отвечу наверняка, но некоторые ключевые координаты ценностные. Во-первых, мотивация к развитию. Желание изменяться в положительную сторону. Во-вторых, открытость. В-третьих, не бояться честной конкуренции. Независимость, желание быть свободным человеком.

ЛИХАЧЕВА: Можно, в принципе, на этом остановиться. Попробуй еще аккумулируй все эти качества в одной личности, это достаточно сложно.

ШИХАРЕВ: То есть, отдельные хотя бы координаты из этого набора, причем я его, наверное, не назвал, далеко не полный, уже коррелирует с тем, что у человека есть возможности к развитию, к построению жизни, зависящей от него самого, в первую очередь.

ЛИХАЧЕВА: Вот у вас сотрудники подолгу работают? Могут они, не знаю, дорасти пусть даже до партнера? Я просто знаю, что в российских компаниях как-то не сильно принято. То есть, можно сделать какую-то карьеру до определенного стеклянного потолка, дальше тебя уже все, не пустят. И дальше человеку все равно приходится встать перед выбором: или я здесь до конца жизни, под этим стеклянным потолком, или я просто ухожу и строю свое.

ШИХАРЕВ: Во-первых, что касается, сколько люди работают. У нас, в «Стардог!s», например... Я считаю, что самые важные люди в компании – это люди, работающие с покупателем. Это не просто слова, большое им спасибо за ту сложную работу, которую они выполняют. Пользуясь случаем, извините.

ЛИХАЧЕВА: Ничего, ничего.

ШИХАРЕВ: Так вот, у нас 34 месяца в среднем работает человек в компании на самом сложном рабочем месте – продавцы.

ЛИХАЧЕВА: А это много считается в вашем сегменте?

ШИХАРЕВ: Это в несколько раз выше, в среднем по сегменту 10. То есть, 10 – показатель неплохой. И 33 – это много. Это, в общем-то, следствие той культуры, на мой взгляд, которая сложилась за 16 лет в компании. И систем мотивации, HR-овским языком скажу, систем мотивации персонала, которые начали мы создавать еще в 95-м, 96-м году.

ЛИХАЧЕВА: А что касается менеджмента?

ШИХАРЕВ: А что касается менеджмента, то, например, один из моих замов, отвечающий за всю сеть «Стардог!s» в Москве и за новый проект, «Багеттерия», операционную часть, то есть, в его подчинении находятся, соответственно, полтысячи... То есть, он влияет на деятельности полутысячи человек. Парень с первого дня работы проекта пришел работать.

ЛИХАЧЕВА: Партнером можно у вас стать? Вот конкретно ответьте.

ШИХАРЕВ: Мы развиваем, это наша гордость, развиваем партнерские программы, являемся, на мой взгляд, самой крупной франчайзинговой компании в России...

ЛИХАЧЕВА: Это, все-таки, другое, но тем не менее. Хорошо, да.

ШИХАРЕВ: А в том числе, развиваем программу, которая называется «внутренний франчайзинг», когда человек, работавший продавцом либо менеджером операционным, имеет возможность, на основании достигнутых им результатов в течение определенного срока работы в компании, стать партнером.

ЛИХАЧЕВА: Даже так. Хорошо, прервемся на полторы минуты. Тему франчайзинга мне хотелось бы с вами продолжить. Это, естественно, не единственная тема, которую мы успеем сегодня затронуть до конца программы. 9.47 в столице, напомню адрес нашего сайта – www.finam.fm. И еще раз представлю нашего сегодняшнего гостя. У нас сегодня в гостях – основатель и владелец известного бренда «Стардог!s», сети киосков быстрого питания «Стардог!s», Сергей Шихарев.

(Реклама)

ЛИХАЧЕВА: Еще раз здравствуйте. Основатель и владелец известного московского бренда «Стардог!s» Сергей Шихарев у нас сегодня в гостях. Человек, который, собственно говоря, вот этот бренд сделал, можно сказать, голыми руками. 20 лет вы уже практически занимаетесь в этой нише. Мы остановились с вами на теме франчайзинга. Вы сколько лет назад стали развивать эту тему?

ШИХАРЕВ: 16 лет прошло. Не 20, 16.

ЛИХАЧЕВА: 16 лет, хорошо. А франчайзинг сколько лет вы развиваете?

ШИХАРЕВ: Франчайзинг в той или иной форме те же 15.

ЛИХАЧЕВА: То есть, с самого начала практически.

ШИХАРЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: А сколько сейчас, навскидку, городов в России имеют...

ШИХАРЕВ: До 10 городов России, я это точно сказать не могу, на сайте все есть. А кроме России, мы буквально днями открываем бизнес в Киеве. У нас партнер из Киева приехал к нам, мы заключили соглашение, долго отрабатывали многие вопросы, связанные с поставками, потому что очень важно, чтобы поставщики были рядом с ними. В общем, такой для нас проект, целью которого не столько зарабатывать, сколько как бы наш партнер не отказался от нас через год-полтора после того, как чему-то научится. Вот сумеем ли мы их заинтересовать нашими услугами, нашим брендом настолько, чтобы им невыгодно было от нас уходить?

Потому что ключевая вещь во франчайзинге, почему многие им не занимаются – это неуважение к знаниям чужим. Многие думают, что вот я сейчас получил знания, и мне их достаточно. На самом деле, знания – это развивающаяся категория. То есть, ты, однажды что-то узнав, на уровне одного оператора, и дальше решив, что теперь я собственный бренд, оставаясь одним, сделаю, и не нужно мне платить роялти – ты лишаешь того нового, чем занимается компания, что она внедряет, что она апробирует, что она предлагает своим покупателям. И в результате ты теряешь гораздо больше, в этом смысле, чем мог бы иметь, оставаясь партнером.

Но с другой стороны, есть конфликт в том, чтобы те роялти, стоимость услуг от компании-владельца бренда не были очень дорогими. Где этот баланс – это практика.

ЛИХАЧЕВА: Вопрос баланса – один из самых серьезных.

ШИХАРЕВ: Это практика, да.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, пожалуйста, Сергей, а вы сами не поступили примерно так, как вы сейчас описываете, с тем брендом, с которым вы начинали, со «Стефф»? То есть, давайте я в двух словах напомню вашу историю. У вас такая, можно сказать, типичная, в хорошем смысле этого слова, классическая, скажем, история. Физтех, аспирантура, талантливый ученый, такой ботаник, опять-таки, в хорошем смысле этого слова. Но начало 90-х, есть нечего, пришлось пойти в бизнес. Вы начинали с чужого бренда, который потом вы оставили, научившись. И у меня такое ощущение, что вы очень много взяли. Вы даже взяли некоторую идентификацию, даже по цветам. Практически та же самая ситуация, которую вы описали, которой вы сейчас опасаетесь от ваших киевских партнеров. Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, конечно.

ШИХАРЕВ: Про талантливого ученого – талантливые ученые остались в науке, мои друзья продолжают работать, доктора наук. Видимо, я не был талантлив...

ЛИХАЧЕВА: Не были фанатичным ученым.

ШИХАРЕВ: Фанатичным ученым точно не был, но никак не жалею, что потратил существенную часть жизни на это. Что касается киевских партнеров, то тоже не столько мы опасаемся, сколько, на самом деле, преследуем цель удержать их максимально долго, быть полезными для них максимально долго. В этом и цель.

ЛИХАЧЕВА: Странно. Вы с самого начала держите в голове, что вы их будете удерживать максимально долго, но в конце концов они все равно соскочат, да?

ШИХАРЕВ: Нет, не в том смысле, что соскочат, а максимально долго, в первую очередь, сохраняя бизнес, выгодный и для них, и для нас. Бизнес может прекратиться по разным причинам, не зависящим от нас двоих.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, поняла. А что касается «Стеффа»? Вы начинали с чужого бренда ведь, да?

ШИХАРЕВ: Что касается «Стеффа» – чужого бренда не было, как такового. Это была спешка неопытных людей в начале. «Steff Houlberg» – это компания-мясопроизводитель, для которой продажа сосисок через киоски, подобные тем, которые стоят в Москве, была технологией оптимизации их продаж, один из каналов. Как такового бренда в общественном питании у них не было, это независимые дилеры, каждый из которых со своим ассортиментом, не объединенные ни одной компании, не объединенные общим брендом. И то, что мы взяли – мы взяли, конечно, основы того, что это за технология, но постольку, поскольку поставщиком мясопродуктов был «Steff Houlberg», то я, не задумываясь – пусть будет «Стефф». При этом все вложения были с нашей стороны, только с нашей стороны. Ошибка состояла в том, что надо было с самого начала называть именем, не связанным со «Стеффом». Но это торопыжки.

ЛИХАЧЕВА: Во сколько вам эта ошибка потом обошлась?

ШИХАРЕВ: Трудно оценить это в деньгах, скорее во времени – что, конечно, если бы имя с первых же дней оставалось, название с первых дней оставалось и на сегодняшний день, то узнаваемость была бы выше, проще было бы привлекать новых партнеров. Но важнее было, когда мы отказывались от этого имени, это не вопрос того, что мы взяли чужой бренд. Нет, это вопрос того, что наш поставщик не был достаточно гибок во время кризиса 98-го года в ценах на мясопродукцию. В результате...

ЛИХАЧЕВА: Пришлось просто расстаться?

ШИХАРЕВ: Просто расстаться, да, потому что иначе бы мы не выжили бы.

ЛИХАЧЕВА: Но то название, которое вы сейчас имеете, «Стардог!s», на мой взгляд, действительно, очень удачное. Это ведь не то самое название, которое вы взяли сразу после «Стефф». Там еще был «Стоп Топ», я тоже помню...

ШИХАРЕВ: Да, постольку, поскольку...

ЛИХАЧЕВА: ...Очень похоже тоже по цветам было, вполне идентифицировалось, но название таки было другое. То есть, ошибочное, что ли, было?

ШИХАРЕВ: Кризис... Вот «Стоп Топ» был как раз не ошибкой уже. Кстати, по поводу «Стеффа» – как только мы назвали его, я тут же попросил юристов зарегистрировать торговую марку, юристы поработали, говорят: «Нет, нельзя». Через какое-то время оказалось, что юристы были неправы, поскольку «Steff Houlberg» зарегистрировал в ритейле торговую марку, а в общественном питании его это не интересовало. И я узнал об этом только в 99-м году, что в 95-м, когда мы хотели зарегистрировать торговую марку, мы ее могли зарегистрировать, но вот обратился не к тем юристам.

ЛИХАЧЕВА: Короче, выбирайте правильного юриста, вот что.

ШИХАРЕВ: Да-да-да.

ЛИХАЧЕВА: Так.

ШИХАРЕВ: Так вот, 98-й год, все пришло, никто не ждал, все быстро, и «Steff Houlberg» отказывается быть гибким в ценообразовании, на что мне пришлось принимать решение отказываться от их поставок, и в том числе, отказываться от имени, автоматически. Потому что они уже связывали: раз вы продаете наши сосиски, то есть, вы продаете под именем «Стефф», то только наши сосиски. Тогда я решил очень просто – сделать по-быстрому такой дубль. Причем явно им сказал, что это будет похоже на «Стефф», потому что я не хочу, чтобы покупатели увидели...

ЛИХАЧЕВА: Нечто совсем другое.

ШИХАРЕВ: ...Нечто совсем другое, сомневаясь в том, что это вообще то ли, или не то. Не до этого сейчас. И поэтому назвали «Стоп Топ», в тех же самых цветах, за пару ночей все это, «Стефф» убрали, «Стоп Топ» приклеили. Конечно, поскольку это было такое решение краткосрочное, то тут же я начал думать, как назвать в будущем. Собственно, потратили при этом кучу, кризис, после кризиса пришлось многое менять, и не самым главным было бренд, поэтому он долго продержался. А когда дошли руки – это 2000-е годы, начало, сделали имя, и его уже...

ЛИХАЧЕВА: Но я, кстати, хочу сказать...

ШИХАРЕВ: ...Перекрасили киоски, все сделали правильно.

ЛИХАЧЕВА: Вы, кстати, на самом деле сделали правильно. Еще раз хочу подчеркнуть, что с аналогиями у вас, на самом деле, все в порядке. Потому что «Стардог!s» сделано по очень одной, известной даже, на слуху аналогии, которая действительно цепляет, и действительно работает. Так что еще раз, никаких вопросов. Бренд хороший, работает, и пожелаю вам, конечно же, и дальнейшего процветания, удачи и так далее, и так далее.

Последний вопрос, который я задам в этой программе, вот какой. Ваши дети в вашем бизнесе? То есть, они закончили Кембридж, вы сказали, это два сына, взрослых, 26 и сколько?

ШИХАРЕВ: 24.

ЛИХАЧЕВА: И 24. Они с вами бизнес развивают, или какой-то свой?

ШИХАРЕВ: Нет, они не занимаются, не в моем бизнесе. Я вообще не сторонник того, чтобы дети приходили в компании и садились в какие-то кресла.

ЛИХАЧЕВА: Что-то свое, да? Совсем другое?

ШИХАРЕВ: Старший сын занимается проектом, который связан с сельским хозяйством, с консультированием, с инжинирингом. А младший сын ищет себя...

ЛИХАЧЕВА: Пока еще...

ШИХАРЕВ: ...В других бизнесах больше.

ЛИХАЧЕВА: Пока еще ищет.

ШИХАРЕВ: Хотя с приятелем они взяли во франчайзинг два объекта, вот они начали работать...

ЛИХАЧЕВА: Ваши два объекта взяли?

ШИХАРЕВ: Да, два объекта «Стардог!s».

ЛИХАЧЕВА: Так, на сигареты, да?

ШИХАРЕВ: Решили попробовать.

ЛИХАЧЕВА: Понятно.

ШИХАРЕВ: На самом деле, он говорит, что: «Я хочу понять, научиться многому», потому что я провоцировал ситуацию по-разному: «А зачем тебе это нужно?» В общем, посмотрим. То есть, возможно, это ему поможет получить практики какие-то важные.

ЛИХАЧЕВА: Одну фразу, которую вы можете сказать вашим сыновьям? Так, напутствие, и закончим на этом.

ШИХАРЕВ: Будущее зависит, в первую очередь, от них. Я с удовольствием помогу, но это все.

ЛИХАЧЕВА: Но я только помогу, делать за вас ничего не буду.

ШИХАРЕВ: Только помогу, все остальное в их руках.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо вам огромное. У нас сегодня в гостях был человек, который все в своей жизни сделал, собственно говоря, своими руками. Я почти уверена, что ваши сыновья последуют вашему примеру. Спасибо за то, что вы к нам сегодня пришли.

ШИХАРЕВ: Спасибо.

ЛИХАЧЕВА: Сергей Шихарев, основатель и владелец известного в Москве бренда «Стардог!s», сеть киосков быстрого питания. Это была программа «Они сделали это!» Я прощаюсь с вами до понедельника. Счастливо!

Яндекс.Метрика